Friday, 20 January 2012

"Мы, Наполеон IV, Милостью Божией император..."

Ходишь везде, здороваешься с людьми, улыбаешься, отвечаешь на вопросы, говоришь дежурные фразы о погоде...
Люди считают меня приятным, приветливым человеком.
Но они и не подозревают об ужасной правде!

Они не догадываются, что я уже давным давно владею их садами, садиками и крошечными лужайками перед домом. Они наивные, продолжают стричь, газоны, что-то сажать, обрезать деревья, не зная о том, что все это МОЕ!

Я владею Митчелстауном, его прилегающими территориями... и вообще всем, что видит мой императорский глаз. Оба глаза.
Владею всецело и безраздельно.

Они и не подозревают, жители этого городка, что все их садики, сады и газончики давным давно засажаны мной в моем воображении самым невероятным образом.

В некоторых садах - только розы. В некоторых их нет совсем.
В одном саду, где стеной за спиной дома выстроились красивые густые ели, я вообще все кусты выкорчевала. Там теперь цветут рододендроны и азалии. Там теперь царит сиренево-лилово-розово-фиолетовость. Этим старым елям это так к лицу.
Вот иду мимо и вижу - растут!
Красиво.
Теперь думаю, камней туда еще бы очень фактурно бы получилось.

А один дом... Он так здорово освещается солнцем по утрам! Идешь мимо, а солнце светит откуда-то сзади... и выходит такая дымка рассеянная... И дом от этого кажется как бы в солнечной пыли... И хоть он совсем белый, но в эти утренние часы он кажется золотистым и каким-то невесомым...
Я посадила там кремовые розы! Много-много желто-кремовых прекрасных роз Пильгрим!
Невероятно и волшебно получилось, как жаль, что не видно остальным! Это просто чудо как красиво!

А самое-самое волшебное место в моих владениях - это конечно же, парк у дома "с привидениями".
Деревья там самые старые, высокие... и каждое дерево стОит того, чтобы о нем написали книгу. У них характер, у них сила и удивительная способность делать настоящее похожим на прошлое...

Там парк, настоящий парк, очень большой... спящий парк за высоким каменным забором.
Там каменные дорожки, над которыми склоняются сонные тяжелые ветки с английскими, ароматными розами...
Там темные листья плюща ползут по камням изгороди, чтобы увидеть наконец, что же там.... с н а р у ж и.
Там, в глубине парка, в конце самой тенистой аллеи сидит маленький, сонный, каменный эльф и смотрит, как тихо падают лепестки роз, ложатся на алею ароматным ковром.
Там пруд, в котором вода тоже спит, укрытая плотным одеялом из круглых блестящих листьев кувшинок.

Я прохожу мимо длинного забора, за которым затаился старый дом... и знаю, что это все там есть.
Е с т ь.
Просто парк еще спит.
Он обязательно проснется когда-нибудь... когда кто-то однажды откроет глаза и увидит... сколько чудесного вокруг...

А пока все это только мое!
И когда я засыпаю з д е с ь, то просыпаюсь т а м.
И тогда уже совсем не понятно какой их этих миров более настоящий.

Да, конечно, я знаю, где место таким как я :) Им место под наблюдением врача. :)
Но...
Но если я владею этими землями совсем тихонько и больше никто об этом не знает, то наверное мне все-таки можно все это себе представлять... и видеть волшебные сны...
...и рисовать у себя в голове картины сказочных, волшебных парков и садов...
... и видеть их такими, какими они могли бы быть, если бы люди старались больше создавать, чем разрушать...
... и представлять себе цветущую, прекрасную весну, когда вокруг еще январский холод.

Я думаю, что все-таки немножечко можно.
Бывает... видишь - идет навстречу человек. А у него в глазах апрельские солнечные зайчики и... весь в мир в придачу!
И думаешь.... вот еще один Наполеон идет :)
Здороваешься, улыбаешься, отвечаешь на вопросы, говоришь дежурные фразы о погоде...
Снаружи кажется - вот мило беседуют два приятных человека.
А на самом-то деле беседуют два императора.


Очаровательная и застенчивая Хэритэдж. (Heritage, David Austin)

Кокетка и хохотушка Мари  (Mary Rose, David Austin)

Самовлюбленный красавчик Чарльз (Charles de Mills)

Tuesday, 3 January 2012

tête-à-tête


Маленькие лучики солнца - tête-à-tête
Ну теперь только весна!
На меньшее мы не согласны :)